ненадо больше музыки

Archive for August 2009


Имя певца Майкла Джексона фигурирует в архивах восточногерманской разведки Штази.



Как выяснилось, спецслужба ГДР собрала данные на короля поп-музыки в 1988 году, незадолго до того, как он посетил столицу страны с концертом, сообщает немецкая газета Bild.


Особую обеспокоенность Штази вызвало то, что концерт Джексона должен был состояться рядом с Берлинской стеной, разделявшей ГДР с Западным Берлином.


В Штази опасались, что молодые люди, поклонники творчества Джексона, попытаются прорваться через зону оцепления бранденбургских ворот Берлина, чтобы попасть ближе к месту концерта.


“Некоторые молодые люди планируют конфронтацию с полицией”, – говорится в одном из документов Штази, который датирован 4 мая 1988 года.


Чтобы избежать беспорядков, власти решили устроить отвлекающий концерт. Идея была собрать толпы молодежи на стадионе в центре восточного Берлина, где концерт Джексона транслировался бы на большом экране с опозданием на две минуты. Предусматривалась также возможность замены трансляции пленкой со старого концерта Майкла Джексона в случае “политической провокации” со стороны Запада.


Но этот план так и не был осуществлен, вместо этого Штази прибегло к типичному разгону полицией всех, кто пытался подобраться поближе к берлинской стене, у которой проходил концерт 19 июня.

Advertisements

ОН: Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры подкапывают и крадут.

ОНА: Но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет, и где воры не подкапывают и не крадут.

ОН: Небо – это для главного, потому что, по нему люди летают на самолетах из страны в страну. И самолеты – для главного, потому что, они падениями своими исполняют предначертание судьбы. И люди, для главного, потому что, они поступками своими приближают конец земли.

ОНА: И земля, для главного, так как в нее зарывают тела убитых на войне.

ОН: И война, для главного, без войны мужчины не занимались бы физкультурой, а женщины не прихорашивались бы, для того, чтобы из за них мужчины разбивали друг другу головы, оружейными прикладами.

ОНА: И ружья, для главного, потому что, с помощью ружей ведется отчет погибших. А погибшие, тем более, только, для главного и погибают, так как, без погибших не было бы прекрасных памятников и других произведений искусства, созданных в их честь.

ОН: Честь тоже, для главного, из за чести мужчины бросаются на ножи, и женщины истребляют в своих животах не родившихся сыновей.

ОНА: Сын – это, для главного. И дочь, для главного, не просто же так. Дети только, для главного появляются на свет божий. И в садик ходят, для главного, и уроки прогуливают, и деньги крадут у родителей, и курят первые в своей жизни сигареты, и обворовывают первую в своей жизни квартиру – все это, для главного.

ОН: Для главного, ученые совершают открытия, и бандиты расстреливают из автомата табачный ларек.

ОНА: Для главного, скрипачи играют музыку Моцарта, и филателисты собирают ценные марки.

ОН: Для главного, картины Микеланджело и матерные слова на заборах.

ОНА: Для главного, торгуют кокаином, а я для главного, утопила щенка в эмалированном тазу. 

ОН: Для главного, предаешь коллег по работе и спишь с женой лучшего друга.

ОНА: Для главного, презираешь своих родителей, и бьешь по лицу своего ребенка.

ОН: Для главного, бросаешь окурки в клумбу и пропиваешь деньги предназначенные на покупку велосипеда твоему ребенку.

ОНА: И детей не заводишь, для главного.

ОН: И в кошку стреляешь из ружья.

ОНА: И любишь, и ненавидишь, и убиваешь, только, ради главного на земле.

ОН: И обвиняешь, и клевещешь, и мучаешь, ради главного, из за чего же еще?

ОНА: И героин пускаешь по венам, и посещаешь концерты Баха, и слепого переводишь через дорогу – все для главного.

ОН: И нищим отдаешь последние гроши, и политикой интересуешься, и вены вскрываешь, все потому же.

ОНА: Для главного, говоришь и не можешь остановиться.

ОН: Для главного, останавливаешься, и задаешь главный вопрос.

Пауза

ОНА: Ну и что же, для тебя главное?

ОН: То же, что и для тебя.

ОНА: Если ты сейчас скажешь, что кислород, я уйду отсюда.

ОН: Не надо думать, что я глупее тебя.

ОНА: Тогда что?

ОН: Сперва, скажи ты.

ОНА: Если я произнесу это слово вслух, то получится пошло и всем станет стыдно за меня. Давай ты первый.

ОН: У меня тоже самое. Ты начни, а я продолжу.

ОНА: Ты, наверное, в садике с какой нибудь девочкой так играл: кто первый снимет трусы?

ОН: Играл. А ты?

ОНА: Совесть.

ОН: И для меня тоже самое.

(c) kislorod