ненадо больше музыки

Без заголовка

Posted on: April 17, 2009

Название: Только для тебя_Только для меня

Автор: Аюми ( когда-то Хищница)

Бета: Diamond_rain

Пейринг: ГП/ЛМ

Рейтинг: NC-17

Жанр: претензия на PWP и романс

Саммари: АУ есьмь АУ, Люциус – преподаватель ЗоТИ, Поттеру как-то мало до кого есть дело, про Дамблдора я как-то и позабыла и даже нашему родному Темному Лорду практически не уделила внимания. Фик зарисовочными кусками.

От автора (предупреждение): если бы не дорогая Diamond_rain, не стала бы выставлять нигде помимо ХогНэта, но раз она взяла на себя труд отредактировать мою писанину, я возьму на себя смелость выложить его на форумы (на Домиану для милой Волшебницы… подумала, раз уж ты оценила еще на дневниках, когда текст был только отпечатан, то нехорошо будет этот форум обойти).

Итак, дорогие мои…Никакой фабулы, ничего не было продумано заранее, даже начиная писать предложение, я не знала, как оно закончится, так что имеет место быть “жеванность”, можно сказать, что история идет зарисовочными отрывками. ООС, АУ, а когда автору везло с обезболивающими, он скатывался на флафф (ну, знаете, причина вызывает следствие, и с этим фиг поспоришь). Писалось под музыку, так что тексты песен тут мелькают не один раз. Нет, я не жду критики, и, нет, я уважаю читателей, просто решила, что мое творение эдакого эпистолярного жанра кого-то может позабавить, занять время или просто отвлечь от ненужных мыслей, на большее не претендую.

Все, я предупредила. Спасибо за внимание и извините за затянутое предупреждение ака введение wink

С уважением,

Аюми

Размещение: разрешение получено.

Пальцы ласкают струны, перебирая аккорды, на губах ироничная улыбка. Прежде он не пел, но сейчас… Всё бывает впервые.

This is what I brought you

This you can keep

This is what I brought

You may forget me

I promise to depart

Just promise one thing

Kiss my eyes and lay me to sleep.

Откинув голову назад, он смотрит в небо и вновь кривит губы, вглядываясь в переплетения мириад звезд.

This is what I brought you

This you can keep

This is what I brought

You may forget me

I promise you my heart

Just promise to sing

Kiss my eyes and lay me to sleep.

Голос разбавлен хрипотцой, и его забавляет, что у него неплохо выходит. Ветер, растрепав его непокорные вихры, подхватил мелодию и, может быть, если бы юноша вслушался, он бы понял, что тот подпевает ему.

This is what I thought

I thought you’d need me

This is what I thought

So think me naive

I’d promise you a heart

You’d promise to keep

Kiss my eyes and lay me to sleep.

Пальцы замирают, челка падает на закрывшиеся глаза.

– Kiss my eyes and lay me to sleep…

* * *

Прогибаясь в пояснице, парень рычит, но все же не сдерживает стона, и, зарывшись в волосы любовника, наплевав на то, что тот не выносит этого, тянет к себе, яростно целуя. Мужчина стонет, он почти на пике, нет ни малейшего желания наказывать мальчишку, поэтому он лишь впивается губами в шею юноши, когда их поцелуй прерывается. Еще немного. Гарри ногтями царапает спину любовника, подаваясь бедрами назад, насаживаясь, подмахивая, уже ненавидя себя за это, но, тем не менее, вновь рыча от удовольствия. Слишком глубоко, слишком сильно. Мужчина сжимает его член и ласкает его в такт толчкам, юноша ни за что не стал бы ласкать себя сам.

Гарри успевает, словно в благодарность, поцеловать любовника в изгиб шеи, когда его накрывает оргазм, и рычание сменяет глубокий, протяжный и такой терпкий стон. На этот раз рычит мужчина, еще яростней входя в парня, коротко, глухо вскрикивая, кончая.

Сил нет. Совсем.

В голове юноше звучит красивый напев девушки “Come and save me from me. me.”, пока он утомленно пропускает сквозь пальцы длинные платиновые волосы.

Morandi “Save me”, если он правильно запомнил – летом ту песню частенько крутили на одной и той же волне где-то в полдень.

Юноша усмехается и опускает руки, чувствуя, что Малфой-старший начал приподниматься, чтобы, отстранившись, лечь рядом.

Гарри зарылся пятерней в собственные волосы, бездумно смотря в потолок, который он, находясь в этой комнате, изучил, пожалуй, до каждой трещинки. Свободной рукой он берет с прикроватной тумбочки волшебную палочку, но не успевает произнести очищающее заклинание: Люциус перехватывает его руку и отталкивает, заставляя опустить.

Поттер подавляет вздох, он знает, что означает этот жест: мужчина не хочет его отпускать, он собирается снова трахнуть его. Гарри удовлетворен, а еще он устал, ему не хочется, но он ничего не скажет надменному аристократу, который, кажется, думает, что Поттер влюблен в него. Юноше просто плевать.

После их первого раза Гарри начал, не спрашивая, три раза в неделю приходить к отцу своего школьного недруга. Хотел он секса или нет, он приходил, просто потому, что приходил. Он был молод, а мужчина очень опытен. Гарри, не желая близости, обычно предлагал себя сзади. Однажды Люциус, усмехнувшись, сказал, чтобы он не смущался, и юноша понял, что мужчина действительно не заметил его безразличия, и это его устраивало. За пять таких случаев старший Малфой стал считать, что юноше нравится, когда его берут сзади, но желал видеть лицо любовника при первом “заходе”. Гарри не переубеждал, лишь заливался румянцем и отводил взгляд, а сам усмехался. Да, он умел краснеть “на заказ”, это оказалось не так уж тяжело, главное – уловить позыв и подхватить его.

Впрочем, овладев этим приемом, Поттеру понравилось играть и наблюдать за реакцией людей. Правда, он совершенно не собирался разыгрывать влюбленность в нового преподавателя по Защите от Темных искусств. Это вышло случайно, парень даже попробовал переубедить своих друзей, но безрезультатно. Хотя не то чтобы он особенно старался… Смешно, даже Снейп верил в то, что Поттер душу продаст, лишь бы быть с отцом Драко. Кстати, младший Малфой, узнав об отношениях Поттера и своего отца, быстро отошел и, забыв о растерянности, вдоволь потешался над ним. А Гарри было наплевать. Просто так. Его мысли всегда были где-то ТАМ. Нет, он сам не знал, где. Просто он всё искал и искал. смысл жизни? Что-то вроде того. На самом деле это было просто желание. Желание чего-нибудь. Желание жить, чего-то ждать от жизни, что-то. Может, поэтому он приходил к Люциусу, ведь порой он действительно желал его. Не так чтобы до помутнения рассудка и роспуска соплей, но желание быть именно с этим человеком существовало.

Гарри, лежа на боку, чуть изогнулся и приподнял ногу, позволяя мужчине глубже проникнуть в себя. Пошло. Затем еще несколько фрикций – и Люциус даёт ему кончить, сам изливаясь глубоко внутри него.

Поттера раздражали удары спинки кровати о стену и хлюпающие звуки, но ему почему-то нравился звук удара плоти о плоть, и когда сперма мужчины вытекала из его ануса, хотя он, по рассказам Симуса и Дина, знал наверняка, что в основном это чувство вызывает отвращение.

Слабость Люциуса была в том, что после второго раза он обычно засыпал минут на двадцать, и Гарри пользовался этим.

Отстранившись, Гарри поднялся и, чуть наклонившись, стер рукой вытекшую из зада сперму, подавил стон, прикусив нижнюю губу, усмехнулся и покачал головой, удивляясь собственной испорченности. Очищающее и освежающее заклинания он произнесет, уже покинув комнату: пусть Малфой считает, что парню нравится хранить на себе его запах.

Потянувшись и проведя руками по своему телу, что усилило волну удовлетворенности, он вновь тихо застонал. Хо-ро-шо. Довольно сощурившись, Гарри надел очки и начал собирать одежду.

Через десять минут, проснувшись, мужчина с усмешкой посмотрел на растрепанного, помятого парня.

– Рубашку неправильно застегнул, – заметил он и, повернувшись на спину, прикрыл

глаза. – Доброй ночи, мистер Поттер.

– Спокойной ночи, Лю. мистер Малфой, – и юноша вылетел из комнат профессора.

Да, играть было весело.

Поттер избавился от запаха мужчины, нормально застегнул рубашку и, поправив очки, двинулся к гриффиндорской башне.

* * *

Прикрыв глаза, Гарри сжал медиатор, и, начав играть, запел.

Despite the lies that you’re making

Your love is mine for the taking

My love is

Just waiting

To turn your tears to roses.

Хо-ро-шо. Да-а, музыку он любил, ну, или полюбил, не суть важно. Волны удовольствия пробежали по телу.

Despite the lies that you’re making

Your love is mine for the taking

My love is

Just waiting

To turn your tears to roses

I will be the one that’s gonna hold you

I will be the one that you run to

My love is

A burning, consuming fire.

Гарри почувствовал чужое присутствие, когда только начал повторять первый куплет, но нет, он был просто обязан пропеть хотя бы первый припев, уж больно песня его цепляла.

No

You’ll never be alone

When darkness comes I’ll light the night with stars

Hear my whispers in the dark

No

You’ll never be alone

When darkness comes you know I’m never far

Hear my whispers in the dark.

Гарри резко обернулся и, замерев, недовольно поморщился. Нет, ну что за… Воистину: что такое “не везет” и как с этим бороться.

– Готовишь сонату для моего отца, Потти? Не думаю, что он оценит, – давя смех, заметил Драко. – Уже пробил комендантский час, так что.

А какого, собственно, чёрта он должен себе отказывать? Сам знал, что отбой наступил, поэтому и поднялся на Астрономическую башню: в остальное время тут толпились либо ученики, у которых были занятия по астрономии, либо влюбленные романтические особы.

И вновь удары по струнам, вновь голос с хрипотцой и усмешка на губах, а бархат ресниц прикрывает взгляд темно-зеленых глаз, которых, спасибо новому зелью, более не портили очки-“велосипедки”.

You feel so lonely and ragged

You lay here broken and naked

My love is

Just waiting

To clothe you in crimson roses

I will be the one that’s gonna find you

I will be the one that’s gonna guide you

My love is

A burning, consuming fire.

Гарри кивнул в такт проигрышу и вновь начал играть припев.

No

You’ll never be alone

When darkness comes I’ll light the night with stars

Hear my whispers in the dark

No

You’ll never be alone

When darkness comes you know I’m never far

Hear my whispers in the dark.

Ещё один проигрыш – и Гарри, останавливаясь, ласково проводит пальцами по струнам, положив медиатор себе на колено.

– Чего тебе, Малфой, от меня надо? Снимай баллы и иди, или будешь тут расплясывать, пока не уйду я?

Гарри насмешливо посмотрел на Драко, и тот растерялся под взглядом брюнета.

Поттер вздохнул. Он сам портит свою игру. Ну и что? Она ему все равно стала поднадоедать, никто сразу ничего не поймет, так что до Рождества Гарри сможет все так же ходить к Люциусу, а там. по ходу дела.

Симус Финниган, красивый страстный ирландец. Гарри видел заинтересованность сокурсника, тот не скрывал своего желания, но не делал шаг навстречу, зная о нем и старшем Малфое. А почему, собственно, и не попробовать? К тому же не понадобится таскаться через весь замок.

Идея настолько понравилось гриффиндорцу, что мысли невольно метнулись к выходным. Среда. До субботы он сможет поиграть с Симусом, и выходные могут выйти очень даже интересными, а, главное, было ЖЕЛАНИЕ это сделать.

Зеленые глаза загорелись предвкушением новой игры, юноша, довольно улыбаясь, поднялся и сжал гитару в руке, потом, опомнившись, поднял медиатор. Симус наверняка не спит, уже можно начать раздавать карты.

– Поттер.

– Я не приду в пятницу к твоему отцу, это действительно пора заканчивать, – на ходу сымпровизировал Гарри, обходя Драко, и замер, когда тот схватил его за руку. Зря.

– Ты же не надеешься, что таким ходом дашь понять моему отцу, как ты ему на

самом деле дорог, как нужен, и… что ты там ещё себе напридумывал?

Холод исчез из глаз Поттера; в порыве вдохновения Гарри чуть было не поблагодарил Малфоя-младшего за такую оценку его действий.

– Поживем – увидим, Малфой, – высвободив руку, Гарри пошел прочь.

* * *

Ирландец оказался горяч. Когда Гарри немного перегибал палку, его глаза цвета крепкого бренди полыхали пламенем преисподней, кулаки сжимались, но Симус ничего не говорил, не отказывая себе в том, чтобы просто наблюдать за игрой Гарри: когда он после душа “в шутку” затевал драку влажными полотенцами, полуобнаженный, что-то напевая и покачивая бедрами, или склонялся к Финнигану через плечо, будто рассматривая что-то или шепча на ухо подсказку на занятиях. Детские шалости, но на большую партию фишка и не попадала.

В субботу они с Симусом остались в гриффиндорской спальне, которая в выходной пустовала. Как и в первый раз с Люциусом, Гарри не сдерживал стоны, которые, впрочем, чередовались с рычанием и укусами. но ему отвечали тем же, и Поттеру это нравилось. Гарри не стал себе отказывать, когда Симус, отдышавшись, продолжил их игру, на этот раз предлагая себя.

Единственное, они несколько увлеклись, так что, вымотанные, уснули не на пару минут, а до тех пор, пока не вернулись из Хогсмида остальные гриффиндорцы.

Гарри понравилось, что Симус, лишь поворчав на подначки, смешки и охи, задернул полог и повалился спать дальше, не обнимая Гарри, но уткнувшись ему в плечо.

Два волчонка, воистину. Один минус: Поттер понял, что это больше, чем еще пару раз, не повторится, да и перерыв будет длинный. Финниган искал того, кто его полюбит. Из него хороший приятель, даже неплохой друг, но вот со статусом любовника это не имело ничего общего.

Но Гарри не знал ничего, что бы ещё отвлекало его от взгляда пустоты, кроме страсти, пусть и достаточно низменной. Ему был нужен кто-то. Поттер допускал, что он, возможно, поступил опрометчиво, решив оставить лорда Малфоя, но все же ни о чем не жалел, к тому же, кто знает, может, Люциус и не прогонит его, если он вернется, да вот только слухи о нем с Симусом поползут, а у Малфоем было амплуа собственников.

* * *

– Гарри, что ты делаешь? Опять аккорды разучиваешь? Завтра контрольная по зельеварению, будь благоразумен, – подметив занятие Поттера, возмутилась Гермиона.

– Одну, – не отрываясь от текста песни с аккордами, бросил Гарри.

– Что? – не поняла девушка.

– Одну песню, Гермиона, – улыбнулся Гарри, подняв взгляд. – Только одну, и я сяду за зелья.

Девушка изогнула бровь, невольно подражая Снейпу, но подняла руки в знак того, что сдается.

Поттер вновь невинно улыбнулся и, подхватив гитару и листок с текстом, вышел из гостиной факультета. Он сверялся с картой минут пять назад: Астрономическая башня пустовала, занятия были закончены, а для встреч влюбленные, видимо, нашли место потеплее.

* * *

. I’ve become so numb I can’t feel you there

I’ve become so tired so much more aware

I’m becoming this all I want to do

Is be more like me and be less like you.

Гарри остановил игру и поморщился: он всё-таки растёр пальцы до крови, великолепно. Да что ж такое-то? Всё верно, но даже на преобразованной в акустический бас гитаре песня выходила из рук вон плохо.

– Значит, вы не только хорошо стонете, Поттер.

Вот ведь пакость жизни! Люциуса он не почувствовал. Хотя, может быть, слишком увлекся игрой – в конце концов, “Linkin Park” он прежде не пробовал играть.

Усмешка на тонких бледных губах, но холод стали в серебряных глазах.

Гарри внимательно смотрел на мужчину, он не знал, что сказать, но все же сделал вид, что собирается что-то произнести. Ход сработал.

– Ты же не думаешь, мальчишка, что я прикоснусь к тебе после кого-то?

Поттер некоторое время задумчиво смотрел на Люциуса, а потом, вздохнув, безразлично пожал плечами и вернулся к песне. Оценив размер текста и скептически оглядев пораненные пальцы, Гарри смял листок и с неким злорадным удовольствием сжег его заклинанием.

Поттер хотел перед возращением в гостиную все же сыграть что-нибудь, но замер, настороженно глядя на подошедшего к нему Люциуса. Мужчина внезапно присел на корточки так, чтобы их с Гарри глаза были на одном уровне и, не найдя в зеленых омутах ничего для себя, грубо схватил парня за подбородок, до боли сжимая. Зря.

– В какие игры ты играешь, мальчишка? – прошипел мужчина.

Холод в глазах цвета абсента, удар.

Старший маг не ожидал, поэтому пропустил его и опрокинулся назад, пораженно глядя на юношу.

Гарри встал и посмотрел на поднявшегося следом за ним мужчину.

– Не смейте, – холодно произнёс Поттер. – Я не играл. почти. Начали вы, мистер Малфой. Вы заметили интерес и начали поддевать меня, практически насильно трахнув в первый раз, но без лишней боли и без каких-либо издевательств, поэтому я стал приходить к вам. Вам это казалась забавным, и мне пришлось играть роль, чтобы интерес не пропал, потому что те ночи были мне нужны. Играть оказалось интересно, поэтому сие распространилось и на остальных, но, черт подери, я ни разу не говорил, что люблю вас, но однажды попытавшись переубедить друзей, решил и не пробовать объяснить все вам, да и смысла не было, вам бы стало неинтересно, а мне это было не нужно. Вы сами знаете, что всё приедается, всё чаще я не хотел идти, но шел. И примите мои комплименты: хотя желания у меня уже и не было, вы могли заставить меня испытывать оргазм. Но игра надоела, мне стало скучно носить маску, а вы сами как-то говорили, что пора отвязаться от вас, я лишь воспользовался вашим предложением.

Гарри позволил разъяренному мужчине вжать себя в стену.

– Да кем ты себя возомнил?!

Юноша, почувствовав возбуждение мужчины, заткнул Пожирателя Смерти злым поцелуем, но, уступая ответному напору, тихо заурчал, когда руки мужчины жадно, все так же яростно начали бродить по его телу.

Поттер воспротивился лишь раз, с силой укусив Малфоя, когда тот уронил его гитару. Люциус зашипел, но мстить не стал: он слишком хотел мальчишку.

Рычать не хотелось, ему давали то, что, собственно, ему и требовалось, поэтому Гарри лишь бесстыдно стонал, время от времени подмахивая и намеренно напрягая внутренние мышцы.

– Нет, больше никаких экзекуций на таком холоде, – отойдя от оргазма, решительно заметил парень, распахнув глаза в удивлении, когда мужчина, усмехнувшись, поцеловал его. Что-то новенькое.

– Не смей более спать с другими, понял? До тех пор, пока ты мой.

Гарри смотрел, как Люциус, застегнув ширинку, привалился к стене, и кивнул своим мыслям.

– Хорошо, хотя на время Рождества, по чести, ничего обещать не стану.

Малфой пристально посмотрел на гриффиндорца.

– Ты будешь спать только со мной, мальчишка.

Гарри мог спросить “А то что?”, но лишь фыркнул в ответ и все же кивнул.

– Черт с вами. Только не надо перед вторым “заходом” устраивать длительных прелюдий. Раздражает неимоверно.

Поттер хоть и был удивлен, но все же ему почему-то было приятно слышать терпкий смех аристократа.

* * *

– Неужели это помешательство прошло? – пробормотала Гермиона.

Гарри, прорисовывая крыло дракона, вопросительно посмотрел на подругу.

– Обычно на теоретических занятиях по ЗоТИ ты глаз с этого хмыря не сводишь, – пояснил сидящий рядом Рон, продолжая делать вид, что пишет лекцию. – Или ты и Симус.

– Нет, – не дал ему договорить Поттер и вернулся к своему рисунку. – Я не встречаюсь с Симусом и не влюблен в него.

– Мистер Поттер, повторите, что я только что продиктовал?

Гарри, на мгновение поморщившись, посмотрел на профессора, в серебряных глазах которого была угроза.

– Я прослушал, профессор, – вздохнув, признался парень.

Малфой-старший ничего не успел сказать, как прозвенел колокол, возвещавший окончание занятия.

– Мистер Поттер, извольте задержаться.

Как только все вышли из кабинета, Гарри заговорил.

– Почему мне кажется, что твой гнев вызван тем, что я, в отличие от прошлых дней, не сверлил тебя взглядом? – юноша повернулся лицом к мужчине и, не обращая внимания на скептически вскинутые брови, неспешно подошел к нему.

– Вы не льстите себе, Поттер? – усмехнулся старший маг, не возразив, когда руки гриффиндорца обвили его талию. Непривычно, ведь, как правило, помимо постели, они не касались друг друга и даже почти не разговаривали.

– Не думаю, профессор, хотя вы не отрицаете, и я признаю, что мог ошибиться, – Гарри, обнимая мужчину, прижался к нему бедрами, чуть прогнувшись, чтобы не касаться своей грудью груди Люциуса и иметь возможность смотреть ему в глаза. – Я не собирался игнорировать вас, просто я знаком с дементорами и теоретически и практически, посему уже к середине лекции несколько заскучал.

Люциус хмыкнул и, погладив лицо мальчишки, потянул за подбородок к себе. Он не хотел. не мог злиться на Поттера, когда он такой. Да и смысл злиться, когда в его руках поджарое гибкое тело, а мягкие губы уступчивы, в отличии от дерзкого язычка.

Прижав Гарри к себе покрепче, старший Малфой не услышал, как отворилась дверь, да и юноша в его руках всё-таки признал поражение, с легким стоном позволяя ворваться в свой рот. Обман, легкий вздох, и мальчишка, отстранившись, кусает его за нижнюю губу и тут же впивается в его рот, продолжая борьбу за главенство, совершенно не возражая, когда Люциус, издав нечто похожее на рычание и усадив его на парту, вольготно устроился между его бедер. Гарри только успел одной рукой схватиться за воротник мужчины, чтобы тот не смел прервать поцелуй, а второй попытался расстегнуть его мантию, как рядом раздалось пораженно-возмущенное:

– Люциус, тролль тебя дери!

Голос Снейпа у любовников вызвал одинаковую реакцию в виде глухого раздражения.

Оторвавшись от губ гриффиндорца, но не имея ни сил, ни желания выпускать его из своих объятий, Люциус мрачно посмотрел на мастера зелий.

Гарри же, сумев к тому моменту наполовину расстегнуть мантию лорда Малфоя, рассеянно посмотрел на его рубашку не на пуговицах, а на шелковой шнуровке, и сдавленно засмеялся, уткнувшись лицом в изгиб шеи мужчины.

– Пуговицы пожалел, – выдавил из себя Поттер, вспоминая, что с момента их некоего договора на Астрономической башне успел порвать три рубашки мужчины. Воистину магическое число. О, как картинно разлетались пуговицы!.. Гарри мысленно признался, что в нем есть изрядная доля пафоса в тандеме с театральностью.

– Поттер, вон из класса! Сейчас же! – рявкнул Снейп, сощурив глаза.

Гарри поднял голову, с недовольством глядя на декана Слизерина, но сказать ничего не успел.

– Не тебе решать, когда ему уходить, Северус, – спокойный мелодичный голос Люциуса как-то удивительно сочетался с ледяным тоном.

– Люциус, он твой студент.

– Он мой любовник, – перебил профессора зельеварения Малфой-старший, но на этот раз в голосе его сквозило безразличие.

Люциус понимал, что мальчишку надо отпустить, но вот делать этого совершенно не хотелось.

Тем не менее, светловолосый маг, погладив лицо Гарри тыльной стороной правой ладони, отступил. Поттер с сожалением вздохнул и, выгнувшись, потянулся, спрыгивая с парты. Подхватив свою сумку, юноша уже дошел было до дверей, как задержался, чтобы задать вопрос.

– Если я приду сегодня в семь?.. – спросил Гарри, повернув голову в сторону любовника. Обычно он приходил не раньше полуночи.

– Хорошо, я подойду к восьми, – задумавшись на мгновение, согласился Люциус и, когда парень вышел из класса, нехотя обратил свое внимание на разгневанного зельевара.

* * *

Малфой, бросив взгляд на Гарри, усмехнулся и скинул мантию, затем прошёл к камину, усаживаясь в кресло и устало прикрывая глаза.

– Я думал, что вся школа знает, что я сплю с тобой, – дописывая эссе по трансфигурации, заметил Гарри, лежавший как раз меж двух кресел, поближе к камину.

– Все считали, что ты влюблен в меня. Северус бы не удивился, если бы увидел, как ты на меня вешаешься, но.

– Шикарно. Значит, считая, что ты трахаешь меня из жалости, насмехаясь, он не беспокоился, что я твой студент, а когда он увидел, что ты действительно хочешь меня, это стало проблемой? – Гарри изогнул бровь на манер зельевара, подняв взгляд от свитка.

– Не думаю, что он до конца верил, что я беру тебя в свою постель: в конце концов, ты сверстник моего сына, – предположил мужчина, поморщившись и потирая шею.

– Он, кстати, заглядывал сюда минут пятнадцать назад, постоял немного, открыл рот, закрыл и ушел, – насмешливо улыбаясь, сказал Гарри, затем поднялся на ноги и, зайдя за спинку кресла, в котором устроился мужчина, опустил руки ему на шею. – Впрочем, я ожидал более бурной реакции.

– Драко уже привык к тому, что все мои любовники молоды. Единственное твое отличие от остальных состоит в том, что ты – Поттер.

Гарри хмыкнул, продолжая массировать шею лорду Малфою.

– И только из-за этого отличия ты вернул меня себе?

Люциус некоторое время молчал, наслаждаясь массажем, даже позволив себе чуть слышный стон: у мальчишки были восхитительные пальцы.

– Ты красив, ты тот самый Мальчик-Который-Выжил, к тому же, после твоего монолога на Астрономической башне, мне было любопытно узнать, каков ты без маски.

Гарри, склонившись, потерся носом о шею мужчины, поцеловал место за правым ухом и прошептал, практически мурлыча:

– Еще раз напомнишь мне о моем шраме – и больше не сможешь даже прикоснуться ко мне.

Люциус дернулся, когда парень слишком сильно укусил его за ухо, впрочем, обошлось без крови.

– Поттер.

– Мне надо доделать трансфигурацию, – невозмутимо заметил Гарри, отходя от кресла.

Он опустился на прежнее место и взял в руки перо, которое не надо было окунать в чернила.

Некоторое время Малфой раздраженно смотрел на юношу, но мысль прогнать юнца показалась глупой, поэтому мужчина просто отправился в душ.

Когда он вернулся, Гарри, обогнув его, в свою очередь пошёл в ванную. Он лишь усмехнулся, когда Люциус, отбросив полотенце, последовал за ним.

* * *

Гарри, улыбнувшись, подался назад, и объятия стали крепче. Объятия? Зеленые глаза распахнулись. Уснул. Черт дери, он впервые уснул после секса, Люциус вымотал его. Нервно усмехнувшись, парень проморгался и зевнул. На самом деле не хотелось выбираться из сильных рук и теплой постели, да еще тащиться практически через весь замок.

Гриффиндорец, вздохнув, пошевелился, пытаясь аккуратно выбраться из объятий спящего мужчины, но. не такого уж и спящего.

Люциус дернул его на себя, прижав спиной к своей груди, вдыхая аромат парня.

– Tempus. Два часа ночи, – заметил мужчина хриплым со сна голоса, бросив взгляд на часы, циферблат которых мягко светился в темноте, когда говорили заданное слово. – Спи.

– С тобой?

– Пару минут назад тебя это более чем устраивало, – Люциус пытался говорить насмешливо, но получалось не очень, хотя бы из-за того, что мужчина уже сам вновь засыпал, да и пренебрежительно говорить что-то человеку, которого ревностно не выпускаешь из своих рук, просто смешно.

Гарри снова вздохнул и, подумав, завозился, устраиваясь поудобнее и поворачиваясь лицом к лицу мужчины, так как левый бок у него затек, а спать на спине не хотелось.

Люциус приоткрыл глаза и, когда парень устроился, вновь подгреб его к себе поближе правой рукой (левая в это время находилась под головой юноши) и задремал, слушая дыхание любовника.

Последней мыслью Гарри было то, что карта Мародеров осталась у Рона, поэтому его, по крайней мере, не потеряют.

* * *

Драко, решивший с утра поговорить с отцом, замер на пороге его спальни: Гарри, устроившись верхом на Люциусе, неторопливо поднимался и опускался, насаживаясь на член мужчины.. Изгиб спины, чуть откинутая назад голова, разметавшиеся по плечам волосы цвета воронова крыла, прикрытые веером ресниц тёмно-зеленые глаза, приоткрытые в стоне алые губы.

Младший Малфой, очнувшись, вылетел из комнат профессора ЗоТИ.

– Р-р-р, сделай это быстрее, – в то же время приказал Гарри, переворачиваясь вместе с мужчиной, оказываясь под ним, зарываясь пальцами в его волосы и вскрикивая от удовольствия.

– Похотливый мальчишка. мой, – пробормотал Малфой и со стоном кончил, не закрывая глаз, наблюдая, как исказилось в сладкой судороге лицо его любовника: юнец даже во время оргазма выглядел божественно.

– Мой, – повторил Люциус и впился в губы Гарри поцелуем, снова начиная двигать бедрами, явно не собираясь отпускать мальчишку.

– Ммм, опоздаем.

– Остановиться?

– Только посмей. ох. – Гарри прикусил губу, стараясь подавить стон, но не отказываясь от поцелуя, когда мужчина, резко двигая бедрами, склонился над ним вновь.

* * *

– Мистер Поттер, зайдите ко мне после обеда.

Гарри, разговаривавший с Роном, обернулся и удивленно посмотрел на Снейпа:

– Но.

– Я в курсе, что у вас после обеда “окно”, так что будьте добры, – перебив, сухо сообщил мастер зелий и вышел из Большого зала.

– Как думаешь, что ему от тебя понадобилось? – глядя вслед мужчине, спросил Рон.

– Думаю, хочет поговорить обо мне и старшем Малфое, – садясь за стол, предположил Гарри, даже не взглянув на стол преподавателей, за которым сидел Люциус.

– О. Думаешь, он знает, что ты сегодня не ночевал в нашей спальне? – спросил Уизли и залился румянцем.

– Нет, да если и узнает, не поверит, что мне “позволили” остаться на всю ночь, – хмыкнул брюнет, принимаясь за свой суп.

– Гермиона вчера даже хотела идти за тобой, – вспомнил Рон, посмотрев на Грейнджер, которая сидела поодаль. – Ты же знаешь, как ей не нравятся твои отношения с этим. кхм.

– Знаю, но не вижу повода для того, чтобы со злости не разговаривать со мной. Создается впечатление, что она ревнует.

– Мне почему-то сразу Локхарт вспоминается, – хмыкнул Уизли, откусывая кусок хлеба.

– Думаешь, у нее слабость к белокурым профессорам? – улыбнулся Гарри, хлопая Рона по спине, когда тот, засмеявшись, подавился.

Раньше бы Рон не позволил себе так подшучивать над Гермионой, но по примеру стал играть за свою команду, что Грейнджер не оценила, так как их отношения тогда только дали ход.

– Хотя, знаешь, почему бы и нет? Ну, старший Малфой. хм. красивый, по нему со второго по старший курс сохнут, и, как ни неприятно признавать, в отличии от Локхарта, он не такой идиот.

Гарри, не удержавшись, засмеялся, за что получил от Рона локтем в бок.

– Ну что? – совсем покраснев, возмутился Уизли.

– Нет-нет, ничего, – улыбаясь, покачал головой Гарри. – И, знаешь, ведь это действительно похоже на правду. Давай понаблюдаем за ней, а там уж будем ставить диагноз.

– О, – теперь уже рассмеялся Рон. – А влюбленность будет считаться инфекционным заболеванием, передающимся по воздуху?

– Ага, воздушно-капельным путем, – отложив ложку и чуть откинув голову назад, расхохотался Поттер.

– Вы чего смеетесь? – спросил сидевший рядом Дин Томас, до этого о чем-то увлеченно разговаривавший с Симусом.

– Об инфекционных заболеваниях и светлых волосах, – ответил Рон.

– С учетом возраста носителя и его умственных способностей, – добавил Гарри, задумчиво посмотрев на светлые волосы Дина

– Об аллергии, что ли? – удивился Криви.

– Аллергия – не инфекционное заболевание, хотя что-то в роли антигистаминов нам бы не помешало, – глухо рассмеялся к концу предложения Гарри.

– Анти.чего? – синхронно переспросили Рон с Дином.

* * *

– Вы хотели со мной о чем-то поговорить, сэр? – войдя в кабинет, спросил Гарри.

Мастер зелий, сидевший за столом, молча кивнул и взмахнул палочкой, после чего двери кабинета плотно закрылись.

– Присаживайтесь, мистер Поттер.

Гарри, внимательно посмотрев на профессора, вздохнул и опустился за одну из первых парт, в то время как Снейп обошел свой стол, чтобы оказаться ближе к парню.

– Мистер Поттер, как давно длятся ваши отношения с профессором Малфоем?

Юноша поморщился от сочетания “профессор” и “Малфой”.

– Ммм, они начались где-то после Хеллоуина или за несколько дней до него.

– И позвольте узнать, на что вы, собственно, рассчитываете? – внимательно посмотрев на гриффиндорца, спросил Северус.

Гарри растерянно взглянул на старшего мага.

– Простите? Что вы имеете в виду, сэр? – решив не гадать, спросил Поттер.

– Люциус Малфой женат, и у него сын вашего возраста.

– Я в курсе, даже лично знаком со всеми ними, – усмехнулся Гарри, склонив голову чуть набок, с любопытством глядя на зельевара.

– Вам смешно? – вдруг зашипел Снейп, приблизившись к юноше и гневно смотря на

него. – Не будьте глупцом, Малфой выбросит вас за порог, когда наиграется с вами. Он никогда не оставит свою семью ради.

– Да Мерлин упаси! – перебил его Гарри и поднялся со своего места, в его зеленых глазах было раздражение. – И будьте добры, сэр, не кричите, у меня голова побаливает. Если вы хотите донести на Малфоя – мне плевать, разбираться с ним всё равно придется вам, а не мне. И да, я эгоист, мне плевать на его жену, но, в конце концов, я не первый любовник ее мужа, а что же касается Драко, то ему лишь не нравится, когда я остаюсь в комнатах его отца, так сказать, без дела. Я понял, что вы имели в виду, спрашивая, на что я рассчитываю, и мой ответ – ни на что. Мне от него ничего не надо, я знаю, что то, что сейчас между нами – закончится. Как скоро – гадать не стану, я не силен в предсказаниях, да и мне как-то все равно, хотя бы потому, что свое будущее я никак не связываю со старшим Малфоем. Теперь я могу идти, сэр?

Профессор зельеварения замер. Он хотел было рявкнуть на Поттера, когда тот повысил на него голос и начал дерзить, но расставленные над “и” точки несколько ошеломили его. Такого Поттера он не знал.

– Вы.

– Дерзкий наглый щенок, как вам угодно считать. Так я могу идти? – раздраженно оборвал его Гарри.

– Идите, – сказал Снейп, отходя в сторону.

* * *

– Мне надо, чтобы ты сделал мне одолжение, – отдышавшись, сообщил Гарри, вальяжно устраиваясь на белокуром мужчине.

– Одолжение? – хмыкнул Люциус, еще тяжело дыша, устроив руки на талии парня.

– Именно. Мне надо в Лондон, на Драконью аллею, и я знаю, что ты можешь меня туда отправить без разрешения директора.

– Ммм, зачем тебе в Лондон? – мужчина прикрыл глаза, когда губы юноши заскользили по его шее.

– Рождество и все такое, хочу купить подарки, – ответил Гарри, улыбнувшись, когда Люциус скользнул одной рукой ему на спину, крепче прижимая его к себе.

– Есть специальные каталоги, у моего сына должно быть около трех, возьми.

– Нет, каталоги – это неинтересно, просто сделай то, о чем я попросил, Люциус.

Гарри почувствовал, как мужчина под ним на мгновение замер. Правильно, он раньше не звал любовника по имени, тот, впрочем, отвечал ему взаимностью.

– Мне придется сопроводить тебя туда и, опять же, лично забрать, – помолчав, сообщил Малфой.

– Не так уж и накладно, я же таскаюсь к тебе через весь замок, – мягко рассмеялся Гарри.

Люциус хмыкнул и заглянул в зеленые глаза своего юного любовника. Хорош.

– У тебя будет три часа, не больше, – дал согласие лорд Малфой, целуя наследника Поттеров.

Внезапно в дверь спальни раздался стук, Гарри даже слегка вздрогнул от неожиданности.

– Отец, ты один?

– Что случилось, Драко? – без интереса спросил старший маг, поймав за подбородок лицо юноши и притягивая к себе. Когда Люциус прикусил его нижнюю губу, парень возмущенно ойкнул и впился было в его рот, но.

– Мама через каминную сеть прибыла, она.

– Драко? Люциус у себя?

Гриффиндорец, услышав женский голос, оглядел комнату в поисках места, куда можно было бы ретироваться, но уже через пару секунд дверь открылась.

– Ммм. мистер Поттер, – помолчав, поприветствовала юношу Нарцисса Малфой, за спиной которой стоял бледный как смерть Драко.

– Кхм. миссис Малфой, – Гарри почувствовал, что его скулы заливает румянец, впервые за месяц.

Женщина же нисколько не изменилась в лице, хотя первоначально ее брови приподнялись в удивлении.

– Красивый мальчик, ничего не скажешь, но, тем не менее. Люциус, пришли бумаги из банка, мне срочно нужна твоя подпись.

Гарри чувствовал, что мужчина под ним напряжен, хоть на его лице это и не отражалось, но после слов Нарциссы Люциус расслабился, а Гарри в это время быстро слез с него, взглядом ища что-нибудь, чем можно было бы прикрыться.

– Если ты сейчас не подпишешь их, я завтра не смогу отлучиться во Францию, – продолжила Нарцисса, наблюдая, как Люциус надевает халат.

– Драко, по меньшей мере, неприлично так рассматривать собственного отца, да и его любовника, – невозмутимо заметил Малфой-старший и вместе с Нарциссой вышел из спальни, закрыв за собой дверь.

Гарри моргнул для верности, затем нервно рассмеялся и упал спиной на подушки.

– Ненормальная семейка, – хмыкнул гриффиндорец и растянулся на кровати, затем перевернулся на бок, обхватив смятое одеяло руками и забросив поверх него ногу. Он не собирался выходить из спальни, пока в комнатах Люциуса находилась его жена.

Полежав так некоторое время, Гарри задремал.

.Теплая ладонь проскользила от его плеча к бедру, мягкие губы коснулись виска. Гарри, вздохнув, начал было просыпаться, но тепло опустившегося на постель мужчины убаюкало его.

– Спи, – прошептал Люциус и, забрав одеяло из объятий мальчика, укрыл их обоих, притянув Гарри к себе и уткнувшись лицом в его макушку.

Продолжение в комментариях.

 

запись создана: 15.04.2009 в 22:21

профиль дневник

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s


  • Mr WordPress: Hi, this is a comment.To delete a comment, just log in, and view the posts' comments, there you will have the option to edit or delete them.

Categories

%d bloggers like this: